КОГНИТИВИСТИдейное ядро²Хвост ящерки. Метафизика метафоры.Часть 6. Метафизика метафоры
В потоке гештальта
Прологи: наука о сознании становится точной
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Манифест когнитивиста
.
Узелки на распутку
.
Прологи
.
Степенные законы, распределения Парето и закон Зипфа
.
Когнитивный уровень
.
Мерцающие зоны
.
Органическая логика: резюме
Карта органической логики
.
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Опус 1/F
.
Anschauung, научный метод Гёте
.
Закон серийности Пауля Каммерера
.
Ранние признаки критических переходов
.
Слабые сигналы
.
Меметика
.
Системный анализ и чувствительные точки
.
Спиральная динамика
.
6.3 В потоке гештальта
 
Время, когда рождаются хорошие метафоры, имеет два свойства. Во-первых, в такие моменты наше структурное мышление останавливается - само собой или в результате нашего сознательного усилия. Во-вторых, внимание самопроизвольно настраивается на гештальт вещи, самый лаконичный, эстетически привлекательный среди всех возможных. Внимание, увлекаемое гештальтом, как порыв ветра, захватывающий душу, несет нас к метафорическому образу – так возникает метафора.
Если метафора хороша и вполне соответствует гештальту, на этом дело может закончиться, и мы вновь возвращаемся в структурную модальность, чтобы приступить к расшифровке метафоры. Но если гештальт вещи очень тонок и нов для нас, мы можем обнаружить себя в уникальном состоянии "парения" - когда внимание, настроенное на гештальт, не просто перебрасывает наше сознание к одному определенному метафорическому образу, а скорее показывает целое семейство возможных метафор, но не погружаясь ни в одну из них окончательно. Внимание парит в потоке гештальта, проносясь над различными метафорическими образами – в этот момент мы оказываемся способны осознать, воспринять гештальт вещи в его полноте и целостности, как он есть, без помощи структурных приближений.
Изобразим это схематически:
Внимание, настроенное на гештальт, может перенести нас из исходного концептуального пространства в какое-то другое пространство А или B. Если внимание "приземлится" в них, это будет метафорический сдвиг внимания, момент возникновения метафоры. Но если внимание лишь прикасается к этим концептуальным пространствам, но не погружается в них (С), если оно летит над ними, только слегка отталкиваясь, как плоский камешек скачками несётся над поверхностью воды, у сознания появляется необходимое время, чтобы осознать не частные метафорические образы, а сам гештальт.
Мы называли метафору крыльями сознания. Тогда дело можно сравнить с тем, как с поверхности пруда взлетает тяжелая водоплавающая птица: сначала она совершает несколько скачков по воде, постепенно из неё поднимаясь, а потом отрывается окончательно и взлетает:
Наше мышление похоже на такую водоплавающую птицу, которой комфортнее всего на границе между двумя средами – водой и воздухом, между структурной и гештальтной модальностью. Птица часто ныряет в воду за пропитанием, а может взлетать в воздух, хотя это и непростое дело. Точно также и нашему мышлению легко совершать погружения в структурную модальность, но гораздо сложнее подниматься целиком в гештальтную. Однако, оно того стоит.
Когда наше внимание сфокусировано на чистом гештальте, и парит над концептуальными структурами, мы оказываемся способными находить не одну и не две метафоры, мы можем обозревать сразу множество возможных метафор, выбирая из них те, которые кажутся более подходящими или удобными:
Характерный результат – выражение осознанного гештальта не одной, а сразу множеством взаимосвязанных метафор. Благодаря их множественности, усиливается их точность, выразительность. Множественные метафоры не позволяют друг другу превратиться в аналогию, и тем самым положить конец творческому процессу. Множественные метафоры не дают мышлению, увлёкшись расшифровкой одной определённой метафоры, вновь впасть в структурную модальность, они сохраняют настройку внимания на чистой и уникальной целостности вещи, на её гештальте.
 Множественные метафоры, коллективно фиксирующие внимание на заданном гештальте, составляют суть любого произведения искусства.  Гештальт, на котором фокусируется внимание художника в момент творческого подъема, задаёт мотив произведения, его организующую идею - и художник многократно выражает её в конкретных метафорических образах. Гёте говорил об этом так:
В любом произведении искусства, великом или малом, все до последних мелочей зависит от замысла.
"Замысел" здесь - это организующий принцип произведения, его гештальт. В результате произведение становится метафорически самоподобным, приобретает самореферентность, о которой мы уже говорили. Когда мы воспринимаем произведение искусства, мы повторяем движение мысли его творца, но в обратном порядке – через созерцание множественных метафор настраиваем внимание на исходном мотиве, выразительном замысле художника.
Французский философ Поль Рикёр в своих трудах посвященных метафоре цитирует канадского языковеда Нортропа Фрая, который для описания сквозной подчиненности художественного произведения (конкретно, поэтического) единому мотиву использует слово "настрой":
«Единство поэтической речи есть единство настроя»; поэтические образы «выражают или проясняют этот настрой. Этот настрой есть поэтическая речь и ничто вне ее.»
Обратим внимание на смысл термина "настрой" – он весьма близок нашему пониманию гештальта как настройки внимания.
Далее, множественность художественных метафор служит препятствием для полной расшифровки произведения искусства. Конечно, мы можем выделить и расшифровать одну из метафор, вложенных в произведение - чем иногда и занимаются искусствоведы - но это почти невозможно сделать для всей совокупности. Во всяком случае, расшифровка множественных метафор, заключенных в произведение искусства, также потребует множественности, поэтому для выражения сути того или иного произведения лучшим средством (и возможно единственным) является другое произведение искусства. Иначе говоря, только искусство может выразить искусство.
В научном и изобретательском мышлении мы не можем обойтись без превращения метафор в аналогии, нам приходится расшифровывать метафору. В этом случае множественность метафор служит интеллектуальным предохранителем, не позволяющим нам слишком увлекаться рабочей аналогией, выходя за пределы её адекватности.  Множественность метафор при описании того или иного явления или события – признак зрелости знания и глубокого понимания.  Если некто может говорить о вещи множеством различных способов, это наверняка означает, что он понимает её весьма глубоко и полно.
Каждый способен хорошо творить только то,
к чему его вдохновляет муза.

Платон
Если инсайт – это момент возникновения продуктивной творческой метафоры, то состояние парения в потоке гештальта – это продолжающийся, длительный инсайт. Есть слово, которым принято называть подобное состояние мышления у творческих людей: вдохновение.
Вдохновение – интересное понятие, по отношению к которому можно различить истинного творца, мыслителя, от человека, чьё творческое мышление эпизодично, редко, случайно.
Творческие люди, вдохновение для которых - нормальное состояние, подчёркивают, что как минимум отчасти оно является результатом собственных усилий, намерения, воли. Вот, например, слова Александра Сергеевича Пушкина, который был, конечно, мастером поэтического вдохновения:
Вдохновение — это умение приводить себя в рабочее состояние.
А вот что говорил Гёте, который владел не только мастерством поэтического вдохновения, но и познавательного:
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать.
Напротив, люди, которые редко переживают это состояние, говорят о нём только как о захватывающих визитах творческой музы, которые нельзя устраивать по расписанию.
Казалось бы, между "приведением себя в рабочее состояние" и "визитом музы" лежит пропасть, но это лишь на первый взгляд. Вспомним, что мы говорили о метафоре: хотя мы можем сознательными усилиями сделать возникновение продуктивной метафоры более вероятным, она всё же приходит откуда-то извне нашего сознания. Это в полной мере можно сказать и о состоянии вдохновения: творческий мыслитель становится мастером в создании условий для его возникновения, но всё-таки, само это состояние начинается при загадочной помощи извне.
Источником этой творческой помощи нашему сознанию, которая поднимает наш ум над структурной модальностью, дарит нам лучшие метафоры и само вдохновение, древние считали невидимые существа, которые они называли музами или гениями. Возможно, это прозвучит фантастически, но древние тут были совершенно правы. Мы можем считать эти существа лишь какими-то агентами, действующими в нашем "подсознании", но с опытом творческой деятельности существование внешних для сознания (а может, и внешних для нашей личности вообще) таинственных творческих помощников трудно не заметить. Именно их даром являются лучшие метафоры, которые составляют суть открытий и творческих находок. Их дары могут быть редки, и тогда человек их помнит как мгновения озарения или инсайта, а могут быть постоянны, когда "муза" сопровождает мыслителя как постоянный спутник его творческих поисков.
Вдохновение - само слово подразумевает внешнее участие, в наш разум кем-то "вдыхается" творческая способность. Многие творческие люди говорят, что в такие моменты они ощущают, что какая-то сила ведёт их от идеи к идее, что они служат только "фиксирующими устройствами". Это, наверное, преувеличение, потому что в творческом процессе люди необходимо обращаются к своему жизненному опыту, к когнитивному словарю, откуда они черпают образы для выражения своих находок. И тем не менее, иногда приходящие идеи кажутся настолько новыми, непривычными, свежими, что невольно начинаешь сомневаться, что идея – твоя собственная, что она – всего лишь результат работы "подсознания".
Наконец, ещё одним доводом в пользу какого-то внешнего участия в творческом процессе служат наблюдения, что довольно часто сами творцы (произведений искусства или науки) не в полной мере понимают истинный смысл своих творений или открытий. Вряд ли это было бы возможно, если бы творения или открытия производились лишь собственными сознательными или бессознательными усилиями человека. Мы не можем разговаривать на языке, который не знаем, так и творец не мог бы творить больше и глубже, чем подразумевает или намеревается.
Роман Уфимцев
Ваш комментарий
image Поля, отмеченные звездочкой, нужно обязательно заполнить
Заголовок комментария:
image Текст комментария: (не более 2000 символов, HTML-разметка удаляется)
image Ваше имя:
Ваш E-mail:
image Сколько будет дважды два? (ответьте цифрой, это проверка от спам-рассылок)
Отправить комментарий
Главные темы
Внимание (8)Геогештальт (1)Гештальт (16)Динамика внимания (5)Инсайт (5)Интуиция (2)Кибернетика (5)Когнитивное управление (6)Когнитивный анализ (4)Когнитивный словарь (5)Культура наблюдения (5)Мерцающие зоны (7)Метафизика (3)Метафора (13)Механизмы восприятия (15)Мифы и парадигмы (7)Органическая логика (5)Прогнозирование (6)Роль языка (4)Симметрии (5)Синхронизмы (5)Сложные системы (10)Степенной закон (8)Творческое мышление (5)Три уровня систем (4)Управление знаниями (3)Фазы развития (7)Фракталы (18)Цветные шумы (9)
КОГНИТИВИСТ: когнитивные методы и технологии © Роман Уфимцев, при поддержке Ателье ER