КОГНИТИВИСТИдейное ядро²Хвост ящерки. Метафизика метафоры.Часть 3. Восприятие и внимание
Конфигурации внимания
Прологи: наука о сознании становится точной
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Манифест когнитивиста
.
Узелки на распутку
.
Прологи
.
Степенные законы, распределения Парето и закон Зипфа
.
Когнитивный уровень
.
Мерцающие зоны
.
Органическая логика: резюме
Карта органической логики
.
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Опус 1/F
.
Anschauung, научный метод Гёте
.
Закон серийности Пауля Каммерера
.
Ранние признаки критических переходов
.
Слабые сигналы
.
Меметика
.
Системный анализ и чувствительные точки
.
Спиральная динамика
.
3.4 Конфигурации внимания
Темы:
Когда гештальт-теоретики обнаружили, что восприятие начинается с целостностей, а не с мозаики элементарных сенсорных раздражений, они поставили два естественных вопроса:
  1. Какими характеристиками должно обладать изображение, чтобы восприятие могло выделить в нём гештальт? Или: любое ли изображение содержит какой-нибудь гештальт?
  2. Если изображение таково, что в нём можно выделить несколько противоречащих друг другу гештальтов (оно неоднозначное), по каким критериям восприятие делает предпочтение в пользу того или иного?
Ответ на первый вопрос может показаться простым. Гештальт есть в любом изображении, на котором мы можем сфокусировать своё внимание, потому что внимание и фокусируется на гештальте. Поскольку трудно представить, чтобы мы не могли сосредоточить внимание на какой-нибудь картинке, ответ кажется очевидным: тот или иной гештальт имеется в любом изображении.
Однако, в действительности, всё не так просто. Дело зависит зависит от второго вопроса, возможно поэтому гештальтисты начали свои поиски именно с него. Первые результаты этих поразительных по гениальной простоте исследований Макс Вертгеймер опубликовал в основополагающей статье "Законы организации перцептуальных форм" (1923):
Мы видим группы отдельных точек на однородном фоне не как сумму точек, но как определенную фигуру. И хотя существует множество возможных комбинаций точек, они обычно комбинируются особым, “спонтанным” или “естественным” образом. Остальные же комбинации, даже если достижимы, оказываются искусственными и трудными для восприятия.
"Перцептуальные формы" – это попросту гештальты. Речь шла о законах гештальта, и статья отвечала на вопрос: каковы те самые спонтанные или естественные комбинации, которые наше восприятие выделяет в изображениях?
Вертгеймер начинает с самого простого случая. Мы видим ряд точек, расстояние между которыми варьирует. Как восприятие спонтанно группирует элементы этого изображения?
Очевидно, что восприятие склонно группировать элементы изображения по принципу близости: ближайшие пары точек словно "склеиваются" в нечто цельное. При этом именно такая группировка является естественной, спонтанной. Можно попробовать ей противостоять и заставить своё восприятие группировать точки неестественным способом, но это явно требует определённого напряжения, концентрации.
Итак, восприятие склонно группировать отдельные элементы изображений в единое целое на основании их близости. Вертгеймер назвал это простейшее свойство восприятия фактором близости. В частности, благодаря этому свойству вместо мозаики отдельных точек мы видим цельные объекты:
Фактор близости прост, но весьма силён. Например, мы естественно комбинируем изображение в две отдельных фигуры, но попробуйте воспринимать изображение с нарушением этого закона – это почти невозможно ни при какой концентрации внимания:
Обратим внимание, что принуждая своё восприятие сгруппировать изображение в неестественные целостности, нам приходится напрягать внимание, особым образом его концентрировать. В такие моменты мы волевым усилием настраиваем внимание на неестественный гештальт. То есть,  мы в некоторой степени можем управлять настройкой своего внимания сознательно  – это очень важно для понимания механизмов мышления.
Например, следующая фигура подталкивает нас к определённой спонтанной группировке, но волевым усилием перенастроив своё внимание, мы можем воспринимать картинку и неестественным образом. В этот момент мы сознательно изменяем гештальт, на который настраивается внимание:
Это изображение демонстрирует следующую закономерность, описанную Вертгеймером, которую он назвал фактором сходства. Наше восприятие склонно группировать схожие между собой элементы - по цвету, размеру, форме и т.д.
Кроме законов близости и сходства, он описал ещё несколько закономерностей, в числе которых:
Фактор направления – при соприкосновении нескольких линий восприятие склонно трактовать его так, чтобы линии сохраняли свое направление. Благодаря этому, например, крестовидное пересечение понимается как пересечение двух прямых линий, а не смыкание двух углов.
Фактор общей истории – восприятие склонно группировать те элементы, которые претерпевают сходную динамику, например, движутся в одном направлении или имеют пульсации одной частоты.
В последующие десятилетия после публикации этой статьи, последователи Вертгеймера обнаружили и другие закономерности спонтанных предпочтений восприятия, так что сегодня их известно около двух десятков. Автор настоящего труда также приложил к этому руку, дополнив ряд фактором самоподобия. В соответствии с ним, восприятие склонно группировать те элементы изображения, которые образуют самоподобную фигуру:
Здесь, несмотря на зашумлённость, восприятие легко выделяет самоподобную часть изображения.
Множественность факторов, влияющих на группировку, возможность их конфликта, подняла вопрос о том, есть ли у всех законов какой-то один общий знаменатель. Гештальт-теоретики выдвинули на эту роль так называемый Prägnanzstufen, что можно примерно перевести как "фактор лаконичности". В соответствии с ним, среди возможных вариантов группировки, восприятие выбирает тот, который приводит к выделению в изображении самых простых, лаконичных форм. Эта закономерность, считали гештальтисты, является результатом особого рода экономичности восприятия, и она является первопричиной всех остальных факторов группировки.
Например, при восприятии следующей картинки наиболее лаконичным, экономичным решением для восприятия является распознание в ней двух простых геометрических фигур, наложенных друг на друга, а не принятие одной фигуры какой-то сложной несимметричной формы:
Предложенный нами фактор самоподобия также может рассматриваться как одно из проявлений фундаментального фактора лаконичности: самоподобная фигура максимально экономична в отношении правил её построения, её организующего принципа. В самоподобной фигуре один и тот же принцип прикладывается к фигуре на всех её масштабных уровнях.
Более лаконичные, экономичные комбинации являются для восприятия более естественными, "удобными". О них принято говорить, что они обладают "хорошим гештальтом". Для нашего восприятия и внимания предпочтительны хорошие гештальты. Группировки, имеющие "хороший гештальт" легко фокусируют на себе внимание. Напротив, не лаконичные, не экономные группировки обладают "плохим гештальтом" и требуют для восприятия специальной концентрации внимания.
Сильные гештальты маскируют более слабые - внимание охотно и спонтанно концентрируется на наиболее привычных, лаконичных формах, упуская более тонкие и сложные. На этом принципе построено множество зрительных иллюзий, когда в изображение обычных вещей прячутся дополнительные, скрытые объекты и фигуры:
Чтобы обнаружить их, часто требуется подсказка, она позволяет нам настроить своё внимание необходимым образом, на необходимый гештальт, и тогда обнаружение скрытых объектов существенно упрощается.
Существуют и такие "неудобные" и сложные гештальты, что они вообще оказываются недоступными для восприятия большинства людей. Например, обычному человеку трудно увидеть что-то кроме хаоса линий в картине Пикассо "Гитара":
Наконец, существуют гештальты, которые в принципе не доступны для восприятия людей, хотя могут быть доступными, например, для кошек или собак. Наше внимание просто не способно настраиваться на них, а значит, они не попадают в наше восприятие и сознание.
Закономерности, открытые Максом Вертгеймером и его последователями, добавляют новую ноту в наше понимание гештальта, которое мы выработали до сих пор. Опираясь на принцип лаконичности, мы теперь можем сказать, что  гештальт – это самое лаконичное, экономичное представление целостности вещи.  Хотя каждая структура или комбинация сенсорных раздражений может группироваться в целое разными гештальтами, наше восприятие склонно выбирать самые экономные варианты. В частности, такими вариантами часто оказываются симметричные и самоподобные группировки.
Роман Уфимцев
1
расширение метафоры.
по моему все же надо бы признать еще одно свойство. это конкретность метафоры. если мы потеряем именно конкретную составляющую,то теряем почти то же что приобретаем. гвоздь это и гвоздь и ларец марии медичи,и все что угодно еще.именно преодоление противопоставления между бесконечным и единичным, между конкретным и всеобщим есть проблемная часть любого обобщения. здесь я все же ,только для уравновешивания ситуации ,соглашусь с тем ,что глаз кошачий действительно работает как радиоприемник,что вообще то говоря не так уж и абсурдно.Именно упуская конкретное содержание той же поэтической метафоры мы можем пройти и проходим мимо прозрений ,вне образного мышления вне аналитического ,а в ином ,может быть еще неразделенном формате.Пусть нечеткое и примитивное,такое слияние может преодолеть те разрывы которые неминуемо возникнут при освоении мира сконструированного,расчлененного по самому свойству,вложенному в него не природой,а создателем,человеком ,инженером. поэтому я читаю дальше.изредко комментируя.
александр 4650255@mail.ru (30.11.2011 14:58)
2
метафора или образ??
метафора -не образ,она не должна сводиться к воображаемому. иначе -все.мир подобен симфонии радуг и комьев грязных синиц в розово перистом полыхании темноты.,мир подобен телу ,небесному телу любимой женщины.,мир подобен вкусу родного языка таинственному вкусу самого сокровенного,того что мы упускаем искушаемые яблоками и вкусовыми добавками.отделяя сознание от образа поэтика моделирует гештальт созвучиями и танцем рук,напряжением мысли и спины,рокотом ревности и рубежами экспансии в потаенных термитниках радуги.Современные ,и не только современные писатели художники,работали над преодолением ограниченности и языка и тем более образа,который менее пластичен и более консервативен. образ это регресс,но регресс недостаточный,невмещающий неразличения ,рассеяноого и удивленного, мгновенного не сформированного памятью опосредования - тающего отпечатка. отпечатки не могут быть стабильными и самое главное не функциональны. но вот тут и кроется то, что мгновенная схваченность не-вниманием путь познания не менее точный, нежели пристальное наблюдение.Мне не хватает места чтобы проиллюстрировать это замечание "теоремой о камне"Шпильмана.Пинается ли камень,наблюдается ли мир или происходят сложные подмены мира конструкциями ,не существующими в этом случае пинания? в общем видимо ключевым моментом понимания будет момент метафорирования. Где находится пинаемый камень до того как мы решаем его пинать? 
александр 4650255@mail.ru (30.11.2011 15:15)
3
попробую все же.
реальны в смысле чего то корнкретного гештальты или нет.можно ли их пнуть подобно камню,почувствовав отдачу.?или гештальты пинают нас ,сами оставаясь недоступными для ответного воздействия?есть ли отличие пинания от натыкания на гештальт по невнимательности или уж тем более от спотыкание об него в темноте?можно ли нанести прицельный удар по камню илипо нему можно попасть ,только целясь куда то еще?. ответ ,что камень не может быть метафорой гештальта ,меня не успокоит.То что кошачий глаз не радиоприемник- это понятно,но то что он подобен в сознании поэта ,и не различим по выделенным свойствам парению осеннего листа- это тоже верно. поэтому пробуем пнуть гештальт.Что случиться в случае переименования ,некоторые вещи меняют свои свойства а некоторые к ним равнодушны. существует ли гештальт гештальта?(это на тот случай, если гештальт это платоновская идея). Мне все же представляется,что несмотря на поразительное правдоподобие гештальт-картины ,мы не получаем инструмента по преобразованию мира.гештальт не пинается .)))метафора пинается если мы целимся не в нее,это то не о том ,поэтому мир метафоры это мир отколовшегося смысла,переполнившего пустое ведро образа. и расширение метафоры есть ее объективизация не в меньшей мере нежели ее отстранение от форм и соответствий. колесный перестук - молчанье пирамид,девятка, тина, звонкий шип в руке,к прожектору приник и очарован ты,но тусклый свет луны в ночи не победим.
александр 4650255@mail.ru (30.11.2011 15:51)
Ваш комментарий
image Поля, отмеченные звездочкой, нужно обязательно заполнить
Заголовок комментария:
image Текст комментария: (не более 2000 символов, HTML-разметка удаляется)
image Ваше имя:
Ваш E-mail:
image Сколько будет дважды два? (ответьте цифрой, это проверка от спам-рассылок)
Отправить комментарий
Главные темы
Внимание (8)Геогештальт (1)Гештальт (16)Динамика внимания (5)Инсайт (5)Интуиция (2)Кибернетика (5)Когнитивное управление (6)Когнитивный анализ (4)Когнитивный словарь (5)Культура наблюдения (5)Мерцающие зоны (7)Метафизика (3)Метафора (13)Механизмы восприятия (15)Мифы и парадигмы (7)Органическая логика (5)Прогнозирование (6)Роль языка (4)Симметрии (5)Синхронизмы (5)Сложные системы (10)Степенной закон (8)Творческое мышление (5)Три уровня систем (4)Управление знаниями (3)Фазы развития (7)Фракталы (18)Цветные шумы (9)
КОГНИТИВИСТ: когнитивные методы и технологии © Роман Уфимцев, при поддержке Ателье ER